Усть-Каменогорск °C

Последние публикации

13:25
Аким области провел совещание по вопросам уборки снега в Усть-Каменогорске
22:10
В Усть-Каменогорск прибудет ковчег с частицей мощей святой Матроны Московской
09:40
Приглашение на День открытых дверей!
09:29
День первого Президента Республики Казахстана отметили полицейские Восточного Казахстана
11:59
НОВОГОДНИЕ ПОДАРКИ ОТ TELE2!
16:26
Подарок на мобильный
13:33
В Усть-Каменогорске рухнул мост: есть пострадавшие
10:25
Отдел №1 ЦОН Усть-Каменогорска переехал в новое здание
18:49
Выставка банкнот и монет национальной валюты
17:58
Актюбинские террористы просят не сажать их пожизненно
17:10
Ремесленники ВКО радуют новыми работами в духе времени
16:01
Вся правда о мобильном контенте
09:02
Снят, за неудовлетворительную работу по уборке снега
14:10
Результаты деятельности СП Tele2 и Altel за 3 кв. 2016 г.
13:58
Спам-угроза: как не стать жертвой массовых смс-рассылок
14:14
Казахстанцы получили доступ к редким глянцевым изданиям
09:52
Роман Володин: в наших ближайших планах смести конкурента
18:32
«Фестиваль Профессий My PRO» и «Ярмарка Практикантов»
10:18
Прием заявок на субсидирование ставок вознаграждения по договорам кредита/лизинга субъектов агропромышленного комплекса
15:21
Свыше 140 тыс казахстанцев сменили оператора за 9 месяцев 2016 г.
13:32
РУЛЬ ВЛЕВО, РУЛЬ ВПРАВО – РАССТРЕЛ?
11:37
НЕ ОБМАНИ!
11:32
К РАБОТЕ В УСЛОВИЯХ ЧС ГОТОВЫ
11:01
Здесь взяток не берут: предупреждающие знаки появились в госорганах ВКО
14:21
ALTEL возвращает безлимит
10:59
«Музей Шоколада Nikolya» впервые в Усть-Каменогорске
15:04
Аким Восточно-Казахстанской области Даниал Ахметов посоветовал чиновникам по пятницам ходить на работу, а не в мечеть.
10:16
Необычное вручение ученических поясов
Больше новостей

История развития Усть-Каменогорска - XIX век

Усть-Каменогорск / История Усть-Каменогорска
66136
0

 

ВЕК XIX



    История развития Усть-Каменогорска - XIX век Начало века было знаменательным для Усть-Каменогорской крепости. В 1804 году она получает статус города. В течение века неоднократно изменялось административное подчинение. 
    1822 год. По предложению М.М.Сперанского Сибирь была разделена на Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское генерал-губернаторства. К этому времени значительная часть Казахстана вошла в состав России. Разработанный М.М. Сперанским «Устав о сибирских киргизах» упразднял ханскую власть в Среднем жузе. Жуз был разделен на 8 внешних округов во главе с окружными приказами. Для управления Сибирскими укрепленными линиями и казахами Среднего жуза учреждается Омская область, объединявшая уезды Петропавловский, Семипалатинский и Усть-Каменогорский.
    1836 год. По представлению Главного управления Западней Сибири Омская область упраздняется. Для управления внешними округами в Омске было образовано Пограничное управление. Города Омск, Петропавловск и крепость Железинская отошли к Тобольской губернии; Семипалатинск и Усть-Каменогорск - к Томской.
    1854 год. Упраздняется Пограничное управление. Вместо него открываются две области: Сибирских киргизов и Семипалатинская. Город Усть-Каменогорск входит в состав Семипалатинской области.
    1868 год. По «Временному положению» Семипалатинская область делилась на Семипалатинский, Павлодарский, Каркаралинский иКокпектинский уезды. В 1869 году территории Кокпектинского уезда и Зайсанского приставства были переделены, в результате чего образовался новый Усть-Каменогорский уезд с центром в Усть-Каменогорске. В качестве уездного города Усть-Каменогорск пребывал до 1917 года.
   В «Путешествии по южным Алтайским горам в 1809 году» издатель журнала «Сибирский вестник» Г.И. Спасский отметил: «Усть-Каменогорская крепость 22 мая. Усть-Каменогорская крепость находится на правом берегу Иртыша, в 1720 году основана. Крепость обнесена валом. Вверх по Иртышу находится небольшой форштат, а несколько далее в мазанках и войлочных юртах живут ташкентцы, которые производят порядочный торг, водят лошадей, верблюдов и рогатый скот. Подле их юрт находится пристань, где сгружаются руды, доставляемые рекою Иртышом из Бухтарминского края для Колывано-Воскресенских заводов».
    Согласно уставу 1822 года, сибирские города разделялись на три разряда в соответствии с количеством проживающего в них населения: многолюдные, средние и малолюдные, Усть-Каменогорск попал в группу малолюдных городов. Кстати, средними городами были признаны Семипалатинск и Петропавловск. В малолюдных городах вся администрация была представлена «чиновником от короны», городничим и выборными городовыми старостами. Государственное жалованье получали только полицейские чины.
    Усть-Каменогорск был важным перевалочным пунктом в торговле с Синьцзянем, Кашмиром, Тибетом. Через Семипалатинск, Усть-Каменогорск, Зайсан осуществлялась русско-монгольская торговля.
    История развития Усть-Каменогорска - XIX векУсть-Каменогорск и окрестные крестьянские поселения находились в непосредственном соседстве с казахскими кочевниками. Право царского Кабинета расширять территорию к югу от Бийской линии было узаконено в 1822 году.  Было поставлено условие: «не стеснять живущих на этом пространстве инородцев». Предоставленное право Кабинет выполнял неукоснительно, на поставленное условие не обращал внимания. Как только открывалось новое месторождение, территория, где оно располагалось, незамедлительно включалась в состав горного округа, а проживающие на ней «инородцы», изгонялись как «незаконно поселившиеся».
    Отношение Колывано-Воскресенского горного начальства к кочевникам предельно ясно определилось уже во второй половине XVIII века. В 1770 году командующий Сибирской пограничной линией Шпрингер выступил с «представлением», в котором шла речь о разрешении казахам временных кочевок на правой стороне Иртыша. 
    Горное начальство усмотрело в «представлении» чуть лине покушение на царскую собственность. В пространном ответном послании были перечислены все те обиды и притеснения, которые могут принести кочевники заводским крестьянам. Если только казахи прикочуют к заводским селениям, «то уже им (крестьянам – Н.А.) ни заводских работ отправлять, ни руд на заводы возить, ни хлебопашество без страха производить, как линии так и заводы хлебом и овсом продовольствовать будет неможно. Делать как его превосходительство требует, канцелярия, предвидя неминуемую от того заводам остановку и общий вред, отнюдь осмелиться не может».
     История развития Усть-Каменогорска - XIX век По положению 1822 года Сибирь была разделена на западную и восточную части. К Западно-Сибирскому генерал-губернаторству были отнесены Тобольская и Томская губернии, а также Омская область. В состав двух последних и входили в основном земли царского Кабинета. Омская область состояла из Омского, Петропавловского, Семипалатинского и Усть-Каменогорского внутренних округов.
   Омская областная администрация поняла, что отныне ей принадлежит полное право по своему усмотрению распоряжаться на подведомственной территории. Некоторые волостные начальники, усть-каменогорский в частности, стали разрешать кочевки казахских аулов в пределах своих волостей. В 1827 году Колывано-Воскресенское горное начальство в весьма категоричной форме напомнило Главному управлению Западной Сибири о превышении им полномочий и обстоятельно объяснило следующее: «Хотя же по существующему ныне порядку управления сибирских губерний Усть-Каменогорская волость принадлежит к Омской области, но зависимость ее от начальства оной относится только к суду и полиции, распоряжения же землями и лесами и прочими хозяйственными предметами жителей оной, к коим принадлежит и позволение или запрещение людям какого бы то ни было постороннего ведомства проживать на землях заводских, всегда остается в числе прав заводского начальства». Омскому областному начальнику Броневскому было сделано замечание, что, разрешая кочевки казахов на заводских землях, он «простирает власть свою далее пределов оной».
    И в последующие годы горнозаводские власти вели настоящую атаку на Западно-Сибирское генерал-губернаторство. Много было всевозможных грозных пред писаний. Кочевников «удаляли» с заводской территории, а через короткое время они снова появлялись на старых местах.
    Допустим, что обстоятельства складывались так, как это представляет колывано-воскресенское горное начальство, то есть, что казахи действительно грабили и разоряли крестьянские хозяйства. Возникает закономерный вопрос: почему «притесняемые» крестьяне не оказывали со действия горному начальству в изгнании «притеснителей»?
Документов по этому вопросу, исходящих от крестьян, в архивах сохранилось немного. Не грамо тны, с одной стороны, да и письменным препирательствам предпочитали они конкретные дела. А конкретные дела их в отношении соседей также отражены в начальственной переписке. Только не защищают крестьян чиновники, а грозят всяческими наказаниями и лишениями. Слово за архивными документами.
    Вспомним, как отчитал в 1827 году начальник Колывано-Воскресенских заводов омского областного начальника Броневского, требуя немедленно удалить казахов из крестьянских селений. Броневский в долгу не остался и в ответе своем резонно заметил, что он «не находя довольных причин к воспрещению киргизам находиться в услужении у крестьян, не может поступить в сем случае сообразно требованиям его (начальника заводов - Н. А.), тем более, что жители заводского ведомства сами прибегают с просьбами об увольнении киргизцев». Горное начальство заявляет, что подобные просьбы принимать oт крестьян «строго воспрещается и удовлетворение сим непозволенным просьбам явно расстраивает их умы и наклоняёт некоторым образом к самому неуважению распоряжений заводского начальства».
    Указание западно-сибирскому генерал-губернатору: «Я покорнейше прошу, ваше превосходительство, предписать господину Броневскому, дабы он, следуя давно принятым правилам об удалении киргизцев из заводского ведомства, под каким бы предлогом они не проникали в оное оставил давать им позволение проживать в заводских селениях и содействовал бы заводскому начальству в ПРЕКРАЩЕНИИ ВСЯКИХ СВЯЗЕЙ С КИРГИЗАМИ, КАК ВРЕДНЫХ ДЛЯ ПЕРВЫХ (подчеркнуто мною – Н.А.), а Усть-Каменогорскому земскому суду воспретил бы принимать иисполнять крестьянские просьбы до обязанности его не касающиеся».
   История развития Усть-Каменогорска - XIX векОбратимся еще к одной группе документов. В 1840 году начальником Колывано-Воскресенских горных заводов был назначен горный инженер Татаринов. Относительно прикочевок казахов к крестьянским селениям, о которых сразу же стали доносить чиновники, он рассуждал просто: раз высшее кабинетское начальство считает их вредными, значит, так оно и есть. И сам отправлял в Кабинет бумагу за бумагой, где обстоятельно описывал «притеснения» крестьян казахами. А в 1841 году он предпринял объезд обширного горного округа. В округе Усть-Каменогорска, в Бухтарминской волости к нему обращались с прошениями как крестьяне, так и кочевники - разрешить им хозяйствовать вместе, не изгонять казахов из крестьянских селений.
    Татаринов был не только хорошим инженером, но и честным человеком. Возвратившись в Барнаул, он доложил Алтайскому горному правлению: «долгом считало уведомить, что по настоянию горного  правления хотя и ходатайствовал я о том (о выселении казахов – Н.А.) у генерал-губернатора Западной Сибири, но в проезде по осени нынешнего года в Зыряновский рудник через селения Бухтарминской заводской волости я лично удостоверился от многих тамошних крестьян, что живущие в их селениях киргизы нисколько не причиняют им никакого вреда, но на против того, нанимаясь к ним в работы, оказывают им пособия по управлению их хозяйством, и с тем вместе некоторые из них имеют свое собственное хозяйство и, по возможности, производят, хлебопашество. По сим столь полезным занятиям киргиз, имеющих жительство в селениях приписных крестьян, я со своей стороны не вижу в настоящее время побудительных причин к высылке их из мест горного округа.
        Совсем уж не поверил Татаринов усть-каменогорским и убинским мужикам, которые жаловались на то, что местные впасть берут с них деньги и только тогда разрешают жить казахам в деревнях. Темне менее поручено было младшему горному офицеру Березовскому разобраться в непонятном деле. Тот побывал в двадцати одной деревне и доложил, что управитель убинского отделения Захаров «сам взял с шести деревень за дозволение держать при селениях киргиз - 495 рублей, чрез письмоводителя Веснина с 8 деревень - 780 рублей, итого 1275 рублей. Кроме того, письмоводитель Веснин собственно для себя взял с 7 деревень - 145 рублей».
   Татаринов обратился в Алтайское горное правление с предложением: «Строго предписать земским управителям по принадлежности, чтобы за дозволение держать киргиз при заводских селениях и нанимать их в работы ни под каким видом не было побора денег с крестьян».
    Двумя годами раньше, в 1839 году, по деревням и казачьим станицам проезжал чиновник Трофимов, имевший задание Главного управления Западной Сибири разобраться в отношениях крестьян и казахов. Посетил он 53 деревни и станицы, представил обширную «Записку о киргизах» и статистическое приложение к ней - «Ведомость о киргизах». Отметил Трофимов, что крестьяне недоумевали, когда он у них спрашивал «о притеснениях киргиз» и отвечали «как бы сговорясь, что кочующие при них киргизы, известны им весьма близко от 10 до 40 лет, ведут себя скромно, что они не постигают причины настояния своего начальства об удалении старожилых киргиз на линию...».
   Порядком досадило начальство Алтайского горного округа семипалатинскому губернатору своими постоянными грозными предписаниями. В одном из ответных посланий он рекомендовал, чтобы оно само выводило казахов за пределы горного ведомства и передавало местным властям. А вообще-то прекратится переписка только тогда, уточнил губернатор, когда не будет «никаких сделок между киргизами и жителями селений». Через год он в довольно ехидной форме повторил свой «рецепт»: «Помимо посредства военной команды к высылке их (казахов - Н.А.) остается не менее верное и удобное средство - именно: несогласие общества на отдачу под кочевку киргизами земель, тогда они исами без всякой высылки, вследствие необходимости, перекочуют в свои волости, лишь бы они предварены были об этом своевременно». На территории Алтайского горного округа шла постоянная борьба при неравной расстановке сил: кабинетская и губернаторская администрации, командование Сибирского казачьего войска, на стороне которых была сила закона, защищающая собственность российских самодержцев со всеми вытекающими отсюда последствиями, и казахское и русское трудовое население, на стороне которых было только одно - стремление жить в мире и дружбе, поддерживать, взаимовыгодные, добрососедские отношения. И это стремление победило. За всю полуторавековую историю Алтайского горного округа кабинетские власти так и не смогли «удалить казахов с заводской территории».
    С 30-х годов XIX века в Прииртышье начала развиваться частная золотая промышленность. Золотопромышленники в большинстве своем проживали в Усть-Каменогорске. Основной рабочей силой на золотых приисках была казахская беднота. Даже официальные власти признавали, что «золотопромышленники вносили в контракты тяжелые для киргиз условия в виду тех соображений, что человек, нуждающийся в заработке, готов согласиться на самые тяжелые условия, лишь бы достать работу». Или: «Только крайняя нужда сгоняет рабочих на прииски, где за полгода тяжелого труда можно лишь не умереть с голоду...». Из контракта: «Выходить на работу, несмотря ни на какую погоду, с пяти часов утра и оканчивать в семь часов вечера».  «Довольствие киргиз-рабочих на приисках Усть-Каменогорского уезда крайне скудное», сообщает горный исправник. Из контракта: «Порции припасов мы должны получать бесплатно только за днирабочие, праздничные и высокоторжественные, а за остальные же дни, проведенные в болезненном состоянии, а также льготные дни, полную порцию мы должны получать за плату по стоимости припасов на приисках».
   «Рабочие страдают болезнями, как-то: язвами на теле, головной болью и тому подобное, - читаем в донесении усть-каменогорскому уездному начальнику за 1891 год. - Подать помощь больным совершенно некому. Фельдшера и медикаментов на приисках не имеется». Другая промышленность уездного города была представлена в основном мелкими предприятиями. 
   История развития Усть-Каменогорска - XIX век  «Усть-Каменогорск. Уездный город Семипалатинской области, при впадении р. Ульбы в р. Иртыш. Жителей (1897 г.) 8.598 (4.667 мужчин и 4.291 женщин.), домов 1297, церквей - 2. Училище городское 3-классное, мужское приходское, женское приходское, казачье смешанное, церковно­приходское смешанное и татарское. 6 кожевенных заводов, 1 салотопенный, 4 мыловаренных, 2 воскобойных, 5 маслобойных, 1 просорушка, 4 овчинных завода, 4 кирпичных и 1 мельница. Ярмарка с оборотом в 1897 году в 21.485 рублей (хлеб, пушнина, воск, масло коровье и растительное, кожи и мед). Жители занимаются хлебопашеством, пчеловодством и золотопромышленностью». Не будем обольщаться сравнительно длинным списком промышленных заведений. Российская статистика никак не могла определиться, что относить к фабрикам и заводам. Обратим внимание на раздел «Фабрично-заводская промышленность» в «Обзоре Семипалатинской области за 1901 год»: «Фабрично-заводская промышленность в Семипалатинской области развита очень слабо как в количественном, таки в качественном отношении».
    Судя по величине производства и несложному устройству многих из существующих в области заводов, их, в сущности, надо было бы отнести к разряду не заводов, а ремесленных заведений. Причины слабого развития обрабатывающей промышленности в Семипалатинской области заключаются в ее малой населенности, в отсутствии технических знаний и капиталов и в несовершенстве путей сообщения». В Усть-Каменогорске зафиксировано 2 мыловаренных, 6 кожевенных заводов, 4 кирпичных, где, кстати, работали 17 рабочих. 24 февраля 1858 года в департаменте геральдии правительствующего сената обсуждался вопрос о гербах окраинных уездных городов, в том числе и Усть-Каменогорска, который «суть вместе и крепость». По правилам геральдики нужно было отобразить в гербе главные достопримечательности города в Кокпектинском округе, где к тому времени начала развиваться золотопромышленность, предложено было изобразить ваш герд, кирку и лопату. Для герба Аягуза - два черных лемеха и золотой колос, символизирующие успехи в хлебопашестве. В гербе Семипалатинска, известного торговлей, вписан навьюченный верблюд. А вот относительно Усть-Каменогорска генерал-губернатор Западной Сибири уведомил департамент геральдии: «Усть-Каменогорск, кроме небольшого укрепления на берегу Иртыша, ничего особенного, достопримечательного не заключает», а потому он полагал бы в гербе Усть-Каменогорска изобразить вид крепости над рекою. На том и порешили. 
    Откажемся, от утвердившегося стереотипа. Ведь как только речь шла о просвещении и культуре, то оперировали мы такими категориями как «край темноты и невежества» и др. Как и договорились обратимся к фактам, их иногда лапидарному стилю.
На протяжении 140 лет в городе не было ни одной государственной школы. Состоятельные родители посылали своих детей учиться в Омск, Петропавловск, Казань, иногда, а Ташкент и Бухару.
    В 1837 году при татарской мечети начала действовать мужская магометанская школа, где учителем был мулла. Несколько позднее - школа для детей казаков, где в  1861 году обучалось 20 учащихся.
    1863 год ознаменовался открытием первых государственных мужского и женского приходских училищ. Размещались они в деревянном доме, в обоих училищах преподавал один учитель.
    В 1868 году в мужском приходском училище обучалось 36 детей, в женском - 12.
   В 1881 году мужское приходское училище было преобразовано в трехклассное городское училище. В 1888 году открылась церковно-приходская школа, количество
учащихся в ней со дня основания и вплоть до 1917 года не превышало 25 человек в год. В конце XIX века начало работать еще одно мужское приходское училище, а начале XX века - Мариинское женское.
 Неоценим вклад в развитие культуры Усть-Каменогорска ссыльных. Многие из них были блестяще образованы. Путь на Алтай «проложили» декабристы. 
   В сибирском городе Ялуторовске ремонтировали старый дом. В печи меж камней была обнаружена бутылка, а в ней письмо. Пролежала бутылка с письмом больше столетия. «Для пользы и удовольствия будущих, археологов, которым желаю всего наилучшего в мире, кладу эту записку 18 августа 1843 года». Так начиналось письмо. А дальше рассказывалось о людях, которые после тюрьмы и каторги были водворены на поселение в Ялуторовск о декабристах Алексее Ивановиче Черкасове, Андрее Васильевиче Ентальцеве, Иване Дмитриевиче Якушкине, Николае Сергеевиче и Павле Сергеевиче Бобрищевых-Пушкиных, Николае Васильевиче Бассаргине, Евгении Петровиче Ободенском, Иване Ивановиче Пущине, Василии Карловиче Тизенгаузене. О том, как делили изгнанники горе и радость, как по мере сил занимались просветительством и врачеванием, как основали они мужскую и первую в Сибири женскую школы.
    Автором письма был Матвей Иванович Муравьев-Апостол. Член тайных обществ декабристов - «Союза спасения», «Союза благоденствия», «Южного общества». Вместе с братом Сергеем был схвачен во время восстания Черниговского полка. Самый младший брат Ипполит погиб во время восстания. Сергей повешен. Матвей приговорен к поселению в отдаленные места Сибири. Это ему принадлежат слова: «Мы были дети 1812 года. Принести в жертву все, даже самую жизнь, ради любви к Отечеству было сердечным побуждением. Наши чувства были чужды эгоизма». Ссылку Матвей Иванович отбывал сначала в Вилюйске, а в 1829 году был переведен в Бухтарминскую крепость.
    По пути на Бухтарму в Усть-Каменогорске встретил декабриста Степана Михайловича Семенова. С.М. Семенов вместе с И.И. Пущиным возглавлял московский отдел «Северного общества». Говорили, что Семенов замечателен строгою диалектикой, неумолимым анализом предрассудков и преданностью духу французских энциклопедистов. Питомец Московского университета, а затем магистр этико-политических наук, он был неутомим и блестящ в споре.
     Рассказывали о диспуте с его участием. Некто Бекетов докладывал в университете магистерскую диссертацию о преимуществе монархического образа правления. Студенты возразили диссертанту речами о героических республиках и величии свободного Рима. Бекетов смушался и не знал, как защищаться. Вмешался декан Сандуков, руководивший диспутом: «Господа, вы выставляете как пример Римскую республику, вы забываете, что она не раз учреждала диктаторство!» После этого выступил Семенов: «Медицина часто прибегает к кровопусканиям и еще чаще к лечению рвотным. Из этого нисколь не следует, чтобы людей здоровых необходимо было подвергать постоянному кровопусканию или употреблению рвотного». Озадаченный опасным поворотом спора, декан закричал: «На такие возражения мог бы всего лучше отвечать московский оберполицмейстер, но как университету приглашать его сюда было бы неприлично, то я закрываю диспут».
    В следствии по делу декабристов С.М. Семенов доказывал, что к тайным обществам он не причастен и о «злых умыслах» не осведомлен. Доказательства показались столь убедительными, что Степан Михайлович даже не был предан суду, а просто выслан в Сибирь «для употребления на службу». Омский областной начальник де Сент-Лоран направил его судьей в Усть-Каменогорск.
Очевидно, со слов С.М. Семенова записал в дневнике М.И. Муравьев-Апостол о «достопримечательности» Усть-Каменогорска коменданте де Лианкуре. О «художествах» де Яианкура ходили в то время анекдоты по всей Западной Сибири. Это был эмигрант, бежавший от французской революции и поставленный в русской армии полковым командиром. Но в 1805 году он отказался выступать против соотечественников и в наказание был переведен комендантом в Усть-Каменогорск. Некогда Лианкур был воспитан на Вергилии и Горации, помнил даже кое-какие латинские стихи, что давало ему лишний повод презирать все русское. Почти за четверть века службы в Усть-Каменогорске он так и не научился русскому языку. Жену свою, местную казачку, называл сурово «Матрон Иваноф». Являвшихся к нему подчиненных ожидало лаконичное «приветствие»: «Рюмку водка и пшел вон»: Этим, пожалуй, и ограничивались его познания в российской лингвистике. Дочерей своих не учил грамоте: все равно в Сибири за дураков выйдут. Однако городского общества не чурался, даже имели при себе список купцов и других именитых людей, где были обозначены дни их именин. В любую погоду, облачившись в мундир, являлся к именинному пирогу.
    М.И. Муравьев-Апостол был отправлен в крепость Бухтарминскую, С. М. Семенов остался в Усть-Каменогорске. В Бухтарминске Муравьев-Апостол женился на дочери священника Марии Константиновой и вместе с ней в 1837 году был переведен в г. Ялуторовск. Шестидесяти трех лет он вернулся по амнистии на родину. И прожил еще тридцать три года.
    История развития Усть-Каменогорска - XIX векПо-другому, сложилась судьба С.У. Семенова. В 1829 году путешествовали по Сибири знаменитый немецкий ученый Александр Гумбольдт и его коллеги Эренберг иРозе. По-разному встречали их в различных местах необъятной Сибири. Бывало и так. Из донесения Ишимского градоначальника Cтотчены сибирскому губернатору: «Несколько дней тому назад прибыл сюда немец, на вид ничего не значащий, но важный. И при этом был снабжен письмом ко мне от Вашего высокопревосходительства, в котором Вы приказываете мне обращаться с ним вежливо и с воздержанием.
    Я же, хотя и принял его с достодолжным уважением, но все-таки должен заметить, что личность эта кажется мне подозрительною и весьма опасною. С самого начала он мне не понравился. Слишком много болтает ипренебрег моим гостеприимством, несмотря на то, что повар мой Фермиз печет такие великолепные пироги, что я даже имел счастье пирогами моими угощать Ваше превосходительство. А он по-видимому пренебрег и мною, и моим угощением.
При всем том, что не почтив своим вниманием высшие официальные лица в городе, вступил в разговоры с поляками и другими политическими-преступниками, находящимися у меня под надзором.
    Осмеливаюсь донести Вашему высокопревосходительству, что подобные разговоры с политическими преступниками не ускользают от моего внимания, особливо с той поры, как после продолжительных с ними переговоров, ночью, ушел он с ними же на вершину одного холма, господствующего над городом. Туда притащили они какой-то ящик и вынули из ящика инструмент, имеющий вид длинной трубы, которая и мне ивсему обществу кажется пушкою. Утвердивши трубу эту на трех ножках, он направил оную прямо на город и каждый из них стал к ней приходить осмотреть, верно ли она прицелилась.
    Видя во всем этом великую опасность для города (так как весь он деревянный), я немедленно приказал гарнизону, состоящему из одного подпрапорщика и шести нижних чинов, идти к тому же месту, с заряженными ружьями, глаз не спускать с немца и следить за его штуками. Если изменнические проделки этого человека оправдывают мои подозрения, то мы положим животы за царя и святую Русь.
   Посылая к Вашему высокопревосходительству донесение это с экстренным курьером, испрашиваю дальнейших Ваших распоряжений и пользуясь случаем уверить Вас в моей готовности повиноваться и в моей преданности царю и отечеству, как честный русский офицер, который уже двадцать лет как состоит на службе».
Надо ли удивляться тому, что честный и умный омский областной начальник де Сент-Лоран, зная об уровне бдительных градоначальников типа полковников де Лианкура и Стотчены, определил сопровождающим ученых гостей в их путешествии по Алтаю усть-каменогорского судью, магистра этико-политичееких наук С.М.Семенова? Побывал декабрист с Гумбольдтом в Барабинских степях, на Катуни, в
Риддере, Зыряновске, гостил в казахских кочевьях на левобережье Иртыша. Последствия этой экспедиции были весьма неприятны для Семенова. После завершения путешествия А. Гумбольдт был приглашен в Петербург на аудиенцию к императору. Ученый с неподдельным восторгом говорил о потенциальных силах России, скрытых не только в недрах, но и в человеческих душах. В качестве примера он привел своего сопровождающего Степана Семенова. Удивительно было на дальней окраине империи познакомиться с человеком, свободно владеющим европейскими языками и латынью, сведущим в естественных и точных науках.
    Александр Гумбольдт явно хитрил. Конечно же во время путешествия он узнал, что Семенов не сибиряк, что получил он столичное образование и звание магистра, что попал наберега Иртыша за нежелательные политические взгляды. Похвальным своим отзывом ученый хотел, может быть, несколько облегчить участь ссыльного.
    После беседы Николая 1-е А. Гумбольдтом омский областной начальник де Сент-Лоран получил выговор за потворство декабристу. С.М. Семенова приказано было выслать в Туринск. Амнистии 1856 года Степан Михайлович не дождался. Он умер в 1852 году в чине советника Тобольского губернского правления. Современник вспоминал о нем «Твердость убеждений, которыми Семенов не поступался ни перед мнениями своих сослуживцев, ни перед предложениями губернаторов и предписаниями генерал-губернаторов, часто порождала для него неприятные служебные столкновения...».
    Следом за декабристами на берега Иртыша были высланы участники польского восстания 1830-1831 годов, затем отбывали здесь ссылку народники и социал-демократы.
   Отбывал здесь ссылку Евгений Петрович Михаэлис. Родился он в Петербурге в 1841 году. Студент естественного отделения физико-математического факультета Петербургского университета, непре­менный участник студенческих сходок. Был знаком с Н.Г. Черны­шевским, И.С. Тургеневым, Н.А. Добролюбовым Н.А. Некрасовым И.А. Гончаровым, Д.И. Менделеевым и А.О. Ковалевским.
За участие в «студенческих беспорядках» 1861 года был сослан в город Петрозаводск Олонецкой губернии, затем - в 1863 году - пере­веден в город Тару. В 1869 году получил разрешение на переезд в Семипалатинск, где исполнял обязанности помощника делопроизводи­теля хозяйственного отделения Семипалатинского областного правле­ния, затем младшего чиновника особых поручений.
    Е.П. Михаэлис использовал служебные командировки для научных изысканий: исследует следы древних ледников, на Алтае, угольно-сланцевые отложения в Зайсанском уезде, русло верховьев Иртыша. Евгений Петрович был редактором «Семипалатинских областных ведомостей», первым секретарем Семипалатинского статистического комитета. «Ему всецело киргизская степь обязана тем, что не погиб бесследно крупный поэтический талант, открытый Михаэлисом в лице киргиза Ибрагима (Абая) Кунанбаева», - свидетельствует священник, краевед - Б. Герасимов.
    В 1882 году Евгений Петрович переезжает на жительство в Усть-Каменогорск, где проживала довольно значительная колония ссыльных: А.В. Бяловеекий, С.С. Гросс, А.Л. Блек, Н.И. Долгополов, Ц.О. Тэраевич, О.Ф. Костюрин, А.Н. Федоров, В.Л. Иньков, В.Ф. Гинтовт-Дзевялтовский, И.В. Емельянцев.
    И в Усть-Каменогорске он продолжает свои научные изыскания. Его перу принадлежат многие статьи, опубликованные в различных изданиях: «Отыскание месторождений минерального топлива в Зайсанском приставстве в 1871 году», «Следы древних ледниковых явлений на Тарбагатае и в Сауре», «Условия судоходства по Тихому Иртышу и озеру Зайсан», «Геологические экскурсии в окрестности Усть-Каменогорска в 1895 году», «К вопросу о ледниковом периоде на Aлтае», «K вопросу о пчеловодстве в Усть-Каменогорском уезде» и другие. В книге «Катунь и ее истоки» профессор Томского университета 3.В. Сапожников пишет: «Не могу умолчать об одном весьма интересном знакомстве, сделанном в Усть-Каменогорске, с Евгением Петровичем Михаэлисом, который обстоятельно исследовал Зайсан с прилегающей частью Тихого Иртыша и составил подробную карту; труды эти до сих пор не опубликованы, но Е.П. Михаэлис сообщил нам много интересных иполезных сведений на предстоящий путь». В.В. Сапожников считал Е.П. Михаэлиса «одним из тех самоцветов, которые вправлены в безнадежную серую раму нашего захолустья; там праведников  ради которых бог щадит унылые города».
    История развития Усть-Каменогорска - XIX век Среди усть-каменогорских политических ссыльных были представители самых разных сословий: врачи, юристы, писатели, студенты, офицеры. Они многое сделали для развития культуры Усть-Каменогорска. Благодаря их деятельному участию, в марте 1896 года была открыта библиотека, первым хранителем которой был Петр Филиппович Столбов. В 1899 году был заложен городской сад. По инициативе Ореста Федоровича Костюрина, Александра Николаевича Федорова, Евгения Петровича Михаэлиса, Ивана Васильевича Емельянцева  были построены здания церковно-приходского училища (1897 год) и
начальной школы (1912 год), Мариинского училища (1901 год), женской гимназии (1914 год). Вот как характеризует деятельность Усть-Каменогорской городской думы, куда входили ссыльные, официальное издание «Памятная книжка Семипалатинской области на 1900 год». «Ни в одном из семипалатин­ских городов нет такого деятельного городского управления, как в Усть-Каменогорске, где кучке интеллигентных людей удалось войти в состав городских уполномоченных, и городские дела быстро приняли иной, чем прежде, характер. Например на народное образование город потратил в прошлом году более четверти всех своих доходов. Большое каменное здание для (приходского) училища выстроено в 1897 году, частично на средства города (свыше трех тысяч рублей) и мещанского общества (две тысячи рублей), частью на пожертвованные деньги (до одной тысячи, рублей)... Также хорошо здание - кажется самое большое в городе - где помещаются трехклассное городское училище и женская приходская школа. В здания городского общественного управления отведено помещение для устроенной в 1896 году бесплатной народной библиотеки, недавно открыта платная общественная библиотека: правда, книг в ней еще мало, но ведь это только начало. В городе возникает общество попечения о начальном образовании; поднят вопрос об устройстве музея, и вы невольно почувствуете, что тут работают люди не на показ, что им действительно дороги их значения, что в свое дело они кладут большую частичку души. Конечно, все это делается не без большой подчас, «оппозиции» со стороны людей, привыкших к иным порядкам в городских делах».
    В 1900 году создается комитет по постройке здания Народного дома, куда вошли О.Ф. Костюрин, А.Н. Федоров, И.В. Емельянцев. «Итак уездный городок своей культурной работой определил все прочие города Семипалатинской области, так как Усть-Каменогорск является единственным городом в области, в котором не сегодня - завтра (фундамент  уже заложен) появится «Народный дом», на конфуз областному, сытому ибогатому Семипал
атинску, до сих пор, к стыду своему, не имеющему ни народной аудитории, ни собственного помещения под библиотеку». В 1902 году Народный дом был открыт.
    История развития Усть-Каменогорска - XIX век  Василий Логинович Иньков открывает городскую аптеку. Цезарь Осипович Тэраевич возглавляет уездную больницу. Орест Федорович Костюрин в 1886 году открывает кузницу, а позднее мастерскую, средства от которой шли на благоустройство города и
на народное образование. Позднее О.Ф. Костюрин построил кинотеатр «Эхо». Неоценимый вклад в развитие пчеловодства внес Александр Николаевич Федоров. Подлинным бедствием для жителей города были наводнения. «1891 год. В Усть-Каменогорске наводнение было 14-17 апреля. В пятом часу вечера лед на Иртыше сперло, масса его набилась в протоку между крепостью и лежащими вблизи островами. Образовалась громадная запруда и вода хлынула в город, где затопила восемь кварталов. Через два-три часа она поднялась так, что на улицах можно было свободно плавать на лодках и полубаркасах. Лед на пути ломал все  и по улицам неслись заборы, мебель. На площади между городом и крепостью вода с громадной силой стекала в Ульбу». «1892 год. 28 марта при ясной погоде начался в Усть-Каменогорске ледоход. В восемь часов вечера вода в нескольких местах вдруг хлынула в город, и к полуночи крепость 14 половина города были затоплены». Если не для полной ликвидации, то для значительного снижения разрушительной силы наводнений также приложили свой труд и знания ссыльные.

 

В КОНЦЕ СТОЛЕТИЯ


    Обратимся к некоторым статистическим данным на конец XIX века. Встречаются порой в публикациях ничем не подкрепленные утверждения о том, что казахстанские города, Усть-Каменогорск в том числе, были наводнены войсками. Не вступая в бесплодную полемику, приведем сословный состав населения города. Материалом нам послужат данные переписи населения 1897 года.
Всего населения – 8721 человек.
В том числе:
Казахи - 677 человек.
Крестьяне -1933 человека.
Казаки - 730 человек.
Мещане – 4753 человека.
Купцы - 95 человек.
Дворяне - 336 человек.
Духовенство - 59 человек.
Иностранные подданные - 3 человека.
Прочие -135 человек.
    
    По тогдашним масштабам город не велик, но и не мал. Среди шести городов Семипалатинской области он занимал второе место после областного центра. В Семипалатинске – 22246,0 человек. Близко к Усть-Каменогорску по численности населения стоял только Павлодар (7738). Остальные: Зайсан - 4402, Кокпекты - 2930, Каркаралы – 4451.
Основной состав населения мещане (54,7) и крестьяне (22 %). Доля казаков в общей численности населения составляла 8,3 %. Национальный состав: русские – 84 %, казахи – 9 %, татары – 5 %, прочие – 2 %.
На 100 мужчин приходилась 91 женщина. Преобладание численности мужчин над женщинами характерно идля других городов Казахстана. Уровень грамотности составлял 30,9 %.
    Перед нами приложение к ежегодному губернаторскому отчету за 1901 год - «Обзор Семипалатинской, области». Нам придется продолжить рассказ сухим языком статистики.
    Из ведомости о числе заводов и фабрик: мыловаренных - 2, кожевенных - 6, кирпичных - 4, маслобойных - 2, гончарных -1, водяная мельница о двух поставах -1. Велики ли были эти фабрики и заводы? На 4 кирпичных заводах работало 10 рабочих и 3 подростка, на гончарном - 2 рабочих. Достаточно сказать, что на 82 «фабриках и заводах» Семипалатинской области работали 616 (502 мужчин и 114 женщин) взрослых и 136 подростков.
    На ежегодной Екатерининской ярмарке (24 ноября - 9 декабря) согласно ведомости о ярмарках, продавались товары: чай, сахар, фаянсовая и глиняная посуда, мануфактура, табак, «железо, чугун и медь в изделиях и не в деле», «мука и зерно всякого рода», «азиатские ткани и фрукты », «крестьянские произведения», масло и сало, выделанные и невыделанные кожи, «кошма и армянина», «волос и козий пух», верблюжья и овечья шерсть, овчина и мерлушки, пушной товар. Скот: лошади, крупный рогатый, овцы.
Раздел «Строительная и пожарная часты: «Ремонт здания уездного управления, ремонт здания городской тюрьмы с дополнительным к нему помещением». Заметим, кстати, почему-то в конце XIX-начале XX века «обветшали» городские тюрьмы Семипалатинской области. «Обыкновенный ремонт здания Семипалатинского тюремного замка», «ремонт здания городской тюрьмы» в Павлодаре. Ремонты эти осуществлялись за счет казны.
   История развития Усть-Каменогорска - XIX векНа общественные и частные суммы осуществлялись ремонт Покровского собора и Троицкой церкви, ремонт «береговых предохранительных от наводнения укреплений ». 
    Функционировали в конце XIX века одна городская больница на 10 кроватей, одна амбулаторная лечебница для приходящих больных из сельской местности, одна аптека.
    Дети обучались в городское училище, трех приходских училищах (мужское, женское и смешанное), Мариинском женском училище.
     Рассказ об Усть-Каменогорске - XIX века будет неполным, если мы не сообщим о судьбе крепости, положившей начало городу в первой четверти XVIII века. Вот как описывает ее в начале XX века священник Б.Г. Герасимов: «Крепость окружена довольно высокими валами, которые, несмотря на свою давность, держатся прочно.
Наружные боко­вые стороны валов заканчиваются искусственными рвами, В крепости построены казармы для солдат, военный госпиталь, квартиры военно-начальствующих лиц, различные кладовые для надобностей военного ведомства, отделение «каторжной тюрьмы».
    В настоящее время большое здание каменной казармы, в которой помещались пехотинцы и кавалеристы (артиллеристы конно-горной легкой батареи), стоит заброшенным и грозит развалиться. В тени этого здания находит себе приют разный бродячий скот.
Здание «каторжной тюрьмы» впоследствии было обращено в казарму; теперь же стоит заброшенным. Только остроконечные пали вокруг него красноречиво свидетельствуют о том, для кого перво­начально была предназначена теперь казарма».
Напомним, что крепость была выстроена в стратегических целях. Во второй половине XIX века на различных правительственных уровнях обсуждался вопрос об ее упразднении. Военный губернатор Семипалатинской области Усть-Каменогорскому городскому голове Февраль 1877 года: «В приказе военного министра от 6 ноября 1876 года за N 331 объявлено по военному ведомству, что Государь император в 28 день октября 1877 года повелеть соизволил: крепости Петропавловскую, Усть-Каменогорскую и укрепление Акмолинское окончательно упразднить, и земли, занятые верками и зкспланадами,  передать городам с тем, чтобы вокруг упраздненных укреплений, для отделения казенных строений от частных, городами были расположены сады». Городская дума поручила городской управе заняться верками и экспланадами. Пока управа обсуждала, каким образом исполнить поручение думы, городской голова в июле 1879 года получил новое предписание: «В виду некоторых политическо - военных соображений и по другим причинам, находя необходимым оста­вить временно бывшую крепость по-прежнему в ведении местного коменданта, прошу вас приостановить исполнение поручения думы впредь до особого распоряжения». Через два месяца городского голову известили: «Необходимость во временном оставлении Усть-Каменогорской крепости по-прежнему в ведении коменданта ныне миновала, а потому не имеется препятствий к передаче в ведение города верков и экспланады». 27 ноября 1879 года представители военного ведомства и города подписали акт о передаче крепостей ведение города. С этого дня крепость как стратегический пункт перестала существовать. На ее территории и вне ее появились «гражданские» строения.
    Для того, чтобы судить о ближайших окрестностях города, обратимся к авторитетному свидетельству Бориса Георгиевича Герасимова. «Предместье Усть-Каменогорска отстоит от города верстах в пяти. Называется оно Защитой и состоит из нескольких небольших домиков. Предместье получило название Защиты потому, что некогда представляло из себя сторожевой военный пост, который дозирал окрестности. С течением же времени, когда край был замирен, Защита обратилась в маленький поселок, жители которого предались мирному сельскому хозяйству. Верстах в двух-трех далее от Защиты начинается г. Усть-Каменогорск. Эта часть города отделена от центрального города рекой Ульбой и называется Хохлацкая заимка. Крестьяне окрестных сел называют ее еще Долгой деревней. И то и другое название заречной части города вполне верно определяет ее характер.
    История развития Усть-Каменогорска - XIX векЗаимка представляет из себя по виду большое и длинное село, населенное выходцами из южных губерний - малороссами. Белые плетневые мазанки, нередко с соломенными крышами, большие скирды кизяку, малоросский выговор заимцев сразу переносят вас в типичную деревню Полтавской или Черниговской губернии. На заимке выстроены, деревянная церковь и хорошее каменное здание министерского училища. Есть и церковно-приходская школа. Заречная заимка соединяется с городом деревянным мостом, построенным через Ульбу на больших карбазах, которые в половодье убираются, Мост совершенно гарантирует удобство сообщения с городом. Плата за переправу низкая. До постройки моста в город попадали с помощью парома». И еще «Рядом с городом расположена Усть-Каменогорская станица, у которой с горожанами идут бесконечные земельные споры. Особенно обездоленными в земле оказались жители заимки. Прямо крепости на левой стороне Иртыша не особенно давно обосновался Усть-Каменогорский казачий поселок, куда иногда съезжаются дачники на кумыс. Выше города, почти при самом устье гор, у подошвы каменного хребта, приютилось село Томской губернии Пристань. На Пристани еще и сейчас видны остатки разной руды, которая раньше сплавлялась на карбазах из Зыряновского рудника и громадными кучами ссыпалась на пристани. Отсюда руда развозилась крестьянами по разным плавильным заводам Барнаульского уезда, где и перерабатывалась на соответствующий металл. Пристанцы в период расцвета горнопромышленной деятельности Зыряновского рудника почти все сплошь занимались сплавкой руды,  которую принимал на Пристани горный пристав, впоследствии местом для склада руды был назначен Убинский форпост (ныне станица), откуда руда и отправлялась по заводам.
     В настоящее время пристанцы занимаются главным образом хлебопашеством. Пристань обосновалась на кабинетской земле. Город благодаря своему росту близко подошел к Пристани, и вероятно, не в далеком будущем соединится с ней. Пристань отделяет от города большая канава, устроенная городом для стока в Иртыш снеговой и горной воды».  
     «Сообщение со степью производится с помощью двух самолетов верхне-казенного прямо Пристани и нижнего -городского - прямо крепости. Благодаря быстрому течению, нижний самолет перебегает Иртыш в 3-4 минуты. Верхний действует медленнее».
Завершим рассказ об Усть-Каменогорске XIX века характеристикой, данной Б.Г. Герасимовым. «Усть-Каменогорск - чистенький и довольно веселый городок. За последние годы в нем появилось много садов, весьма кстати декорирующих город».

 



0 комментариев